Нomo Sapiens, как продукт искусственной селекции.
11.07.09 | Автор : А.Седов | Просмотров : 4654
   


Исходным пунктом работы послужила книга Бориса Федоровича Поршнева "О начале человеческой истории" (М., Мысль, 1974). Отвлекаясь от истории ее публикации, отмечу только, что автор умер от сердечного приступа, когда узнал о запрете первого варианта книги и об уничтожении ее набора в 1972 году... Книга Поршнева, являвшаяся по замыслу автора первой частью трехтомника, очень сложна - автор писал ее более 20 лет и был энциклопедистом - историком (доктор истории), философом (доктор философии), биологом (доктором биологии помешала стать смерть). Смысл книги - оригинальная теория происхождения человека. Не имея возможности пересказывать многосотстраничный томик (плюс не вошедшие в него дополнительные главы, изъятые автором по цензурным соображениям), изложу только выводы.

1. Непосредственный предок человека - неандерталец - был существом, наделенным замечательными качествами.

Он обладал способностью управлять поведением других живых существ, но не с помощью какой-либо мистики, а просто используя их физиологию высшей нервной деятельности. Естественно, в наибольшей степени это касалось млекопитающих и менее распространялось на пресмыкающихся, имеющих иную энергетику и физиологию работы мозга. В частности, неандертальцы умели блокировать пищевое поведение хищников в отношении себя, выводя свой вид в особую безопасную нишу, живя в которой, они не подвергались серьезной опасности нападения хищников, могли отбирать добычу у некоторых их видов (были "пастухами хищников"), но сами ни на кого не нападали и никого не убивали. Механизм власти троглодитов над животными (а они были истинными "царями зверей", в отличие от человека) строился на наличии в психике млекопитающих многообразных неадекватных рефлексов, имеющих неодолимую силу невидимого приказа (пример - Вам улыбается красивая девушка на улице - Вы немедленно улыбаетесь ей в ответ). Троглодиты обладали способностью (на это была направлена вся их эволюция) возбуждать неадекватные рефлексы у окружающих животных вместо адекватных (пищевого, оборонительного и т.п.) для управления их поведением. С некоторыми из хищников троглодиты вступали в отношения симбиоза - так была "одомашнена" собака (около 100 000 лет назад). При этом происходило накопление опыта направленной селекции животных-симбиотов.

Будучи однажды запущенным, механизм управления чужой психикой не мог не обратиться и внутрь популяции троглодитов - как механизм управления себе подобными. В результате популяция троглодитов раскололась на пассивную и активную части с последующим переходом пассивной части (менее способной к активному воздействию на чужую психику) на положение животных-симбиотов. Далее активная часть просто выполняла направленную селекцию пассивной, искусственно выводя абсолютно покорное рабочее и пищевое существо. Едва ли не первой добычей троглодитов, убиваемой ими собственными руками, стали себе подобные - из пассивной части. Каннибализм стоял у истоков человечества как обыденность, человечество было искусственно выведено палеоантропами как "живые консервы" и "существа для услуг".

Именно в это время люди лишились волосяного покрова, чему причиной была не одежда, а гастрономические склонности их "хозяев".

Это был жестокий мир, с нашей точки зрения - безумно жестокий. Но именно так обстояло дело - ничего не попишешь.

2. Появление речи - начало внешней дивергенции.

Однако среди пассивной части возникли нежелательные для троглодитов мутации. Возникла речь. Речь по своей природе является неадекватно-рефлекторной деятельностью, защищающей нас от чужой психической атаки с помощью неадекватных рефлексов 2-го и более порядков. В самом деле, нам поступает команда "Отдай!", а мы вместо того чтобы отдать требуемое насильнику, разражаемся серией бессмысленных с его точки зрения звуков, но ничего не отдаем! Испробовав на нас все средства "воздействия", - физическое насилие было как раз нехарактерным, да и часто просто невозможным - "диктатор" убирается восвояси, так ничего и не получив. Таким образом, часть пассивной популяции, выведенной искусственно - а именно, вид Homo Sapiens или "предки кроманьонцев", - внезапно вышла из-под контроля "хозяев". Вероятно, первоначально это была всего одна особь - мужчина или женщина. Но поскольку приобретенный признак был доминантным, то в течение десятка поколений среди "пасомого стада" бурно распространилось неповиновение и неадекватные речевые реакции в ответ на требования "хозяев".

Вновь обретенный механизм защиты должен был надежно отгородить физически сильную и наиболее умелую часть протосоциума от паразитов-"хозяев". Но этого не произошло. Слишком близки были два вида биологически, и они способны были при скрещивании давать продуктивное потомство. Более того, первоначальная речь была слишком слабым оружием, и троглодиты ("профессионалы" взламывания чужих мозгов) научились преодолевать внезапно возникшее сопротивление. Бунт "живых консервов" пришелся им сильно не по вкусу и началось то, что сейчас мы назвали бы "геноцидом", - новый вид начали систематически истреблять, используя хищников-симбиотов и вновь открытые приемы паралича воли. И людям пришлось бежать из маленького района, послужившего колыбелью человечества (ученые до сих пор спорят о местонахождении "колыбели", но удивительно то, что генные наборы всех мужчин всех рас и народов сегодня содержат одну и ту же мужскую хромосому).

Процесс бегства людей от предков-нелюдей Поршнев назвал дивергенцией (или разделением - термин, используемый в биологии образования новых видов). Этот процесс начался (по разным оценкам) от 100 до 40 тысяч лет назад. Люди бежали в разные стороны, имея одну цель - уйти как можно дальше. Но сделать это было непросто. Привыкнув в течение десятков поколений к вполне сытой и безбедной жизни и быстро уничтожив остатки пассивной популяции, палеоантропы столкнулись с острым кризисом нехватки традиционной пищи и проблемой специализации слишком многих членов своих сообществ на воздействие именно на людей (создавая что-то, изменяешь и себя). Популяция палеоантропов вновь раскололась. Менее специализированные особи откатились назад - к "пастухам хищников", более специализированные ("пастухи людей") устремились вслед за бежавшими людьми, настигая их и становясь паразитами-"хозяевами" (вот откуда возникли всевластные и всемогущие "лесные боги") обнаруженных людских поселений. Живя рядом с людьми, палеоантропы обирали их, присваивая часть добываемой людьми пищи, получая человеческих самок, получая периодические человеческие жертвы (дети и женщины). Число паразитов росло, их гнет становился все более невыносимым, и однажды люди вынуждены были повторять свою попытку к бегству - чтобы выжить, сохранить детей и близких. Их снова настигала наиболее удачливая часть погони - и все начиналось сначала. Иногда люди (когда было некуда бежать), "припертые к стене", вынуждены были сражаться с палеоантропами (в частности, в одной из пещер Палестины найдены следы такого сражения - около 80 тысяч лет назад - где в характерных позах переплелись тела палеоантропов и людей с характерными черепами кроманьонцев - правда, разбитыми - видимо, с помощью валяющихся вокруг повсюду каменных орудий).

Так произошло расселение людей по всему земному шару. Этот процесс внешней дивергенции завершился (по разным оценкам) от 40 до 8-10 тысяч лет назад. Однако есть свидетельства наличия реликтовых палеоантропов в средние века и даже в нашем веке. Внешняя дивергенция не могла завершиться ничем иным, кроме физического истребления всех видов "истинных" палеоантропов. Но закончилась ли на этом вся эта история? К сожалению, нет. Более того, она приобрела более скрытые, но не менее драматические черты своего течения. Что было связано с развитием процесса, который уместнее всего назвать внутренней дивергенцией.

3. Внутренняя дивергенция - генетические предпосылки.

Должен предупредить, что в этом пункте мы с Поршневым не то чтобы расходимся, но он просто ничего не успел об этом написать - и можно только гадать, что он написал бы по этому поводу. Но открытый Поршневым механизм дивергенции плюс законы генетики и биологии, которые совершенно напрасно пытаются "отменить" для человечества многие "ученые мужи" (по странным и путанным резонам), даже после смерти автора позволяют прийти к весьма однозначным выводам...

"Люди" стали довольно странной смесью двух различных биологических видов, и каждый вновь рожденный ребенок проявлял свою видовую сущность отнюдь не сразу. Более того, появился "диффузный тип", сочетающий качества обоих видов в самых разнообразных вариантах. Почти ни о ком из людей тогда (и теперь!) нельзя априори сказать, "он - человек" или "он - не человек" по своей природе! Но от точного знания того, кто находился рядом в жестоком мире позднего неолита (как и сейчас!), может зависеть не только сытость - это вопрос жизни и смерти. Так возникла ситуация, когда внешняя дивергенция не могла не перейти во внутреннюю (внутривидовую)!

Именно эта ситуация и породила стремительное развитие речи - историю совершенствования средств речевой защиты в борьбе с той же речью, как способом навязывания своей воли, - историю "соревнования" психического меча и щита.

4. Две стадии развития речи.

Внешняя дивергенция возникла вследствие возникновения речи. Ответом на речь со стороны палеоантропов были двойственные действия: во-первых, попытки уничтожить новый вид, во-вторых, попытки продолжать паразитирование на уцелевшей его части. Внешняя дивергенция служила фоном, на котором продолжалось развитие речи в первой стадии этого процесса.

Здесь было характерно то, что предки людей могли защититься речевым актом от попытки подчинения себя палеоантропом (прежде всего) или себе подобным (в меньшей степени). Психической доминантой вновь образовавшегося человека было стремление к свободе, соединенное с уникальным комплексом творца - набором предпосылок и качеств для всестороннего улучшения и совершенствования своей жизни и жизни себе подобных (воспринятых как "свои").

Палеоантропы попытались преодолеть эту "линию обороны" не без успеха. Во-первых, были найдены новые средства воздействия, специфичные для людей, во-вторых, среди "людей" появились особи, имеющие вид людей, но обладающие существенно психикой палеоантропа, прежде всего "волей к власти". Поэтому люди были вынуждены одновременно развивать и совершенствовать речь в двух направлениях - как оружие против "морока неадекватных и суггестивных реакций", насылаемых троглодитами извне, так и как способ "ведения дискуссии" с "внутренним врагом" внутри собственного сообщества.

Наиболее успешно была разрешена задача борьбы с "внешним врагом" за счет специализации и дифференциации речи. Каждая часть человеческого племени, оторванная от другой расстояниями и "сферами власти" палеоантропов, развивалась независимо - вместе с соответствующей языковой системой. Где-то "выдыхали" звуки, где-то произносили их на вдохе, где-то действовали многосложные, где-то односложные звуки и т.п., и т.д. С каждой серией звуков везде связывался специфический отказ или приказ на действие. В результате произошедшей специализации людей произошел необратимый раскол специализации палеоантропов. "Боги" соседнего племени были "не в курсе" способов воздействия на племя местное. Палеоантропы были разделены и с развитием человеческой техники - лук, меч, копье - уничтожены. Этим завершилась первая стадия развития речи - "речь против колдовства".

А вот конца второй стадии развития речи (начавшейся почти одновременно с первой) пока не видно. И тому есть серьезная причина.

Гораздо сложнее обстояло (и обстоит по сей день!) дело с "внутренним врагом" рода человеческого. Здесь при развитии речи возникли две проблемы: 1) необходимость согласовывать свои действия во множестве ситуаций, превращая речь из оружия защиты в средство кооперации, и 2) развивать защитительную сторону речи из-за "палеопсихической" части человеческой популяции. Арсенал возникших здесь средств доказательства правоты очень многообразен (от "диалоговой" формы древних текстов до немодальных логик современной математики). В речи возникла семантика как средство объединения усилий, и способы контрсуггестии - как средства обороны, возникли понятия "лжи", "доказательств", "цели". Короче, это отдельная сложная тема..."

Рекомендуем