Сверхъестественное.
11.07.09 | Автор : Zalisa | Просмотров : 2550
   

Заманчивый мир магии… Кому-то хочется, чтобы – раз! – и по мановению волшебной палочки все исполнилось. Или: повалялся на диване, телевизор посмотрел – и выздоровел. А то и бессмертие обрел, почитав умную книжечку. Плохо, что ли?

А еще ведь можно денег себе наворожить, любовь накрепко к себе привязать – и тоже без каких либо особых напряжений, разве что мыслительных, да и то не слишком упорных.

Есть и другой стимул: я – не такой, как все. Мне, необыкновенному и замечательному, не место среди вас, смертных. (И не потому что способности какие-нибудь необыкновенные проснулись, а поскольку взаимоотношения с окружающими не в силах грамотно наладить.)

Вот так и плодятся книжки и книжицы мистического содержания. И их фэнтезийное содержание захватывает, увлекает умы страждущих и чувства грезящих…

Подождите возмущаться: разве я говорю, что это плохо?

Я говорю, что это – очень плохо!

Кому-то может показаться чудесным, что народ, мол, наш начал понимать: в мире есть вещи, выходящие за пределы обыденности и привычности. Но вся эта шумиха вокруг сверхъестественных случаев еще больше укрепляет уверенность в их неестественной природе. На самом же деле все, происходящее в мире, для него само собой разумеется: внеприродное явление случиться просто не может – законы мироустройства не позволят.

Редко кто вспоминает о том, что еще несколько веков назад необыкновенными казались вещи элементарные для современного школьника. Кому в наши дни, например, придет в голову предположить, что Солнце вращается вокруг Земли? Это, собственно, напоминание о том, что нераскрытые пока тайны всего лишь поле для дальнейших поисков, а не пространство для мистификаций.

Так что же такое волшебство? Люди изредка наблюдают вещи, которые не укладываются в их привычные рамки, а затем навешивают на событие романтический ореол непознаваемости. Так же и со способностями: те, кто могут исцелять словом или взглядом, предвидеть далекое будущее, а еще хуже – выстраивать судьбы желаемым образом, становятся либо глубоко почитаемы ("спасители – сохранители"), либо гонимы (все непонятное пугает).

Попробуем же посмотреть на ситуацию с другой стороны. У одних есть способности, которые превышают "норму", у других – нет. По последним-то, собственно, и выстроено это замечательное понятие – "норма" (некие установленные пределы). Но почему же тогда не принять выходящими за лимитированные границы – не признать за так называемое сверхъестественное – возможность птицы летать или такое свойство деревьев, как выращивание листьев? Да, но ведь и пернатые и зеленые относятся к другим видам, скажете вы. Так почему мы тогда предполагаем, что человечество однородно?

Одни читают несметное количество книг по магии, проводят много времени в тренировках, а результат, мягко говоря, не ахти. Другие же, не вдаваясь (особенно поначалу) в "умные теории", простым прикосновением руки снимают ближнему температуру или, не напрягаясь, просматривают прошлое и будущее собеседника. Или – еще хуже – спичечные коробки или чашки по столу двигают. Вот так мы и обнаруживаем, как минимум, два вида существ, обитающих на этой планете в человеческих телах. В дальнейшую детализацию по видам сейчас углубляться не станем – это тема для отдельного разговора. Цель этого повествования – лишь обозначить, что те, кого обычно называют магами, являются таковыми от природы. Более того, все их невообразимые способности и возможности – также естественны, как и полет для птицы, или необычны ровно настолько же, как для человеческого организма, например, пищеварение.

Чтобы как-то отметить разницу между – условно говоря – видами, то одних можно обозначить как "люди" (потому что таковых здесь большинство), других – "нелюди" (поскольку они являются таковыми, с точки зрения этого самого большинства). Оба вида живут в одном времени, делят пространство и подчас ежедневно вынуждены общаться друг с другом. Популяция нелюдей менее многочисленна на этой планете, чем людская, а потому господствуют людские рамки – жизненные правила и установки, мораль и нормы восприятия возможного и запредельного и т.д. Нелюдь, вырастая в подобных условиях, как правило, поначалу считает себя "каким-то неправильным" и изо всех сил стремится стать "как все". Понятное дело, ничего хорошего у него из этого не выходит, поскольку он пытается жить, думать, чувствовать и воспринимать окружающую действительность вопреки своей природе. Некоторым, впрочем, удается ассимилироваться настолько основательно, что они полностью втискивают себя в неудобные – очень узкие – людские рамки. Чувствуют они себя при этом совершенно несчастными, но зачастую до конца дней своих продолжают считать, что так и должно быть – благо, что и христианство немало помогает в популяризации "правильного" образа жизни: грубо утрируя – чем несчастнее, тем праведнее.

Тем нелюдям, что выкарабкиваются – осознают себя как существо иной природы, приходится нелегко. Исключение составляют лишь те, кто является потомственным магом, выросшим в дружественном лоне рода, осознавшего себя колдовским. При таком развитии событий старшие помогают юному нелюдю понять, что с ним все в порядке – просто порода у него такая. Остальных же ожидает более жесткая пора становления.

Люди напрасно мечтают или завидуют качествам, которые им у себя обнаружить не удается. Так же бессмысленно нелюди пытаются стать человеками или "загибают пальцы" от собственной крутизны или превосходства над родом людским. Последнее можно сравнить разве что с гордостью мартышки в том, что она – не кактус.

Единственное, что имеет смысл – выяснить и признать свою собственную породу и признать факт, что могут существовать и другие формы – кардинально отличающиеся своей историей, взглядами и мироощущениями. И учесть еще один момент: далеко не все (а если быть точнее, то очень немногие) виды существ агрессивны. Большинство начинают "атаковать" – как может показаться, не разобравшись – исключительно в ситуациях самозащиты. Поэтому не имеет смысла нападать на все, что непонятно или имеет явные "отклонения" от нормы – природные отличия. Дата публикации: 17.07.2003

Рекомендуем