Вампиры.
11.07.09 | Автор : Сауриваа | Просмотров : 3153
   

Есть тантрическое изображение Шивы и Кали, которой вызывало в свое время (и поныне вызывает) активное шевеление волос на головах христиан: Кали сидела на Шиве и пожирала его внутренности, конкретно – пищеварительный тракт, а Шива пил молоко из ее груди. Это идеальное изображение вампиризма. Это иллюстрация о соблюдении баланса. Да будет она всем вампирам назиданием и объектом для медитации. .

Считать вампиров отдельной расой? Считать вампиризм жаждой крови (что бы ни понималось под этим извечным символом)? Вампиры – метафорические желудки на ножках; проклятые пожиратели невинных душ и слабых тел? Невозможно устоять перед ними, они красивы и умны, а если не красивы и не умны – то агрессивны и быстры, как любой хищник. «Хочешь стать блюдом на столе у бессмертных?» - цитата из любимого всеми вампирами, независимо от происхождения, пола, убеждений и социального положения, фильма с инфернальной красоты Бредом Питом, божественной девочкой Кирстен Дунст и весьма неплохо сыгравшим (а сыгравшим ли?..) желание Бандерасом. Оболочка фильма, как и собственно литературной основы, книг Энн Райс (на русский еще не переведены) довольно картинная, барочная; эффектно, конечно. Традиционное, человеческое понимание вампиризма выливается в представление об обязательных декорациях: свечи, бархат, разливай-кровища, бисексуальные эротоманы, возвышенное страдание и боль, не только духовная, но и физическая. Вампиры сильнее среднестатистического человека, и обладают качествами, самой природой призванными для облегчения охоты. Человек боится и покорен, он боится стать рабом, но одновременно не имеет сил им не стать: трудно сопротивляться могуществу и тому, что умеют пробуждать вампиры – нежности, любви (или тому, что на нее похоже), двоякой зависимости. Вампир нуждается в пище. А пища, что любопытно, начинает испытывать острую потребность в своем пожирателе. Некий садомазохистский союз получается, чаще недолговременный, потому что не надо учить вампира тому, как выпить кого-то до дна, особенно, если этот кто-то уже не имеет воли. .

Люди, постоянно встречающие вампиров, имеют представление о них как об отдельном народе, к возникновению которого то ли мутации привели, то ли древнее проклятие, то ли так они и живут тут, меж рода человеческого, ловко маскируясь под доминирующий на планете вид крупных млекопитающих. Вместе с тем, люди отличают вампиров урожденных, наследственных, и вампиров превращенных, бывших когда-то людьми. Одновременно вампиры, по человеческим представлениям, бывают просто нежитью, инфернальным зверьем, жрущим все, что под руку попадается, существующим ради и во имя питания. Такая нежить безоговорочно подлежит немедленному уничтожению. Кладбищенские клыкастые уроды, крадущие человеческих детей; в них превращались все отступники от веры (в христианское время и на христианской территории). Сила этой вампирской нежити – физическая в основном. Но выделяется среди вампиров иной род, интеллектуалов так сказать, обладающих самыми разнообразными благами, вроде красоты, ума, богатства и заступничества самых влиятельных персон в государствах. Таким еще попробуй сопротивляться: купит, обманет, заколдует, очарует, влюбит, лишит воли, да и физическая сила при всех остальных достоинствах имеется в арсенале. Они существуют кланами, они поклоняются страшным богам, они... И человек боится, а сердце его сладко замирает. Как думаю я, вампирские способности не только не вступают в конфликт с человеческой ГС, но даже способствуют ее процветанию. Вот здесь-то и стоит главный камень. .

Кровь – сильнейший наркотик, да будет вам известно. Как и любая пища, но сильнее. Кровь – символ жизни. Кровь – жертва достаточная для связи с иными мирами, это мост между плотным и тонким, между генетикой и духом. Пия кровь жертвенных животных, шаманы получают качества этих животных. «Ты то, что ты ешь». Но кровь – вещь до крайности ритуальная ;)) И человеческое сознание наделило вампиров тягой к крови в силу некоторых причин, действующих иногда в комплексе, а иногда – по отдельности. Невозможно не почувствовать, что тобой питаются, отнимают жизнь (хотя можно успешно потерять это ощущение по воле вампира или самому загнать его в угол от невозможности или страха объяснить); потеря этой жизненности напрямую ассоциируется с потерей каких-то важных для тела составляющих; поскольку же обычный человек слабо ориентируется в самом себе, то и визуализируется чувство постепенной потери сил как потеря крови или жира (у некоторых народов). Вампиры отнюдь не прочь использовать кровь в ритуальных целях, животных ли это кровь, человека или их собственная (очень часто их собственная). И самое главное: среднестатистический человек вампиров боится как существ куда как более могущественных и непонятных; думаю, не ошибусь, если скажу, что человеку (с христианско-формированным сознанием) вампиры – нечто вроде темных богов, древних, требующих жертв. Так вампир становится тем, что поглощает жертву крови, и что дает доступ в иные миры, ими же являясь. Отсюда и деление вампиров на урожденных и превращенных. И превращенные – просто пробужденные таинством расставания с человеческим, с кровью, что можно воспринимать буквально, а можно – аллегорически. .

Оставив в покое жажду физиологической жидкости телесной, забудем о крови, насколько это возможно. Ведь в действительности не так уж много вампиров, исполняющих ритуалы с чьей-либо кровью, кроме своей собственной. И слишком это по-человечески – кровь, кровь, кровь. Ну дань традиции это, декорации, слизанные с древних ритуалов и востребованные эпохой барокко, обязательный атрибут образа. Скажем так, вампир может пить кровь, а может и не пить. Вот и все, что касается кровопийства. Но... .

Вампир выпьет силу, эмоции, знания, энергию своей жертвы. Что также приводит к болезням, или к исцелению от них, что приводит к смерти, или к получению новой жизни, что делает жертву рабом, или дает равному новые, невиданные возможности. Вампир может отказаться от питания человеками. Всякий, кто черпает энергию природы, своего рода, универсума, богов, эргрегоров, собратьев, иных миров – вампир. И так или иначе, вампирами является абсолютное большинство магов, нелюдей и людей. Человек среднестатистический может хотеть любви, а она, что нельзя отрицать, мощнейший источник энергии. И любимый поглощает эту энергию, стремясь получать ее снова, беспрерывно и в как можно большем количестве. Люди сильно привязаны к искусству (более-менее тонкому, в крайнем случае лишь импортирующему модели для построения эмоций) и природе (более-менее истинной и дикой). Почему? Потому, что произведения искусства – хитроумнейше созданные (на мой взгляд, чаще всего нелюдями и созданные) потоки энергии. С природой и так все понятно. И это только то, что касается людей. Вампирят люди? Вампирят!.. И никакой разливай-кровищи, все чисто-благородно, богоугодно :)) Но без «темной» стороны славного процесса обмена энергией дело не обходится: тот, кого любят, купается в пузырьках шампанского, а безответно любящий ничего, кроме надежд, не получает; природа хиреет не по дням, а по часам; и только деятели искусств получают сполна внимания и восхищения. Люди вампирят, но неосознанно; в целом их вампиризм – крайне примитивная схема обмена низшими энергиями, и долг ее – обеспечить существу нормальный (читай, достаточный для жизни, а «жизнь» читай как – достаточный для воспроизводства и выращивания потомства отрезок времени) уровень работы сознания и чакр. И надо заметить, редко человек, вампиря, отдает что-то взамен, за исключением тех случаев, когда его принуждают (она меня разлюбит, если я буду мало на нее внимания обращать), или когда сам поток построен так, что отдать придется (произведения искусства). Ах, трудно, трудно найти источник энергии, который был бы тебе как твоя кровь, без отторжения, без ненужных узлов матриц!.. И потому так болезненно лишение уже найденного источника, особенно, когда не построить иначе цепь, чем на взаимном обмене, но обмен в данном случае вынужденный и неосознаваемый, что-то вроде взятки, и баланс соблюдается еле-еле. «Люби меня как я тебя» при определенных обстоятельствах превращается в совершенную трагедию, если тот, кого любили, ушел (если баланс системы нарушен, она обязательно придет к критическому состоянию – и к краху). Крах таких отношений приводит к мысли о том, что предлагаемое не нужно, не востребовано, а обмен-то осуществляться должен. И тогда может произойти переход на более низкую ступень вампиризма (чем проще – тем примитивнее): эмоциональный вампиризм. Тогда провоцируют на ненависть, на страх, на агрессию, озлобленность, на слезы и беспомощность – и пожирают эти эмоции. Это очень просто. Все мы люди ;)) Но не забывай, ты – то, что ты ешь. Будешь есть всякую глупую примитивную фигню – ею и станешь. Хотя иногда можно, если провоцируется на проявление примитивных эмоций существо, не лишенное интеллекта и силы. Тогда через эту брешь можно его силой подкрепиться, а не только поверхностными эмоциями. .

У нелюдей вампиризм принимает куда более изощренные формы. Важно то, что к вампиризму способен любой нелюдь, независимо от расы. И очень часто именно с тех форм вампиризма, на которые неспособен обычный человек, начинается проявление духа нелюдя. Причем практически всегда вампиризм нелюдя осознаваем, хотя он так же прост поначалу и работает по большей части с эмоциями и разнообразными человеческими качествами (а как же, если большая часть потенциальных доноров или жертв – в человеческих телах и телами себя осознают). ГС, надо заметить, нисколько такому вампиризму не сопротивляется, а только радуется и всяко это дело попускает: хороший обмен энергиями (с точки зрения ГС), да еще куча поклонников с полупарализованной волей, да еще обостренное чутье, что способствует выживанию, и импульс к развитию талантов, востребованных в социуме – все это только плюсы. Но здесь и начинаются проблемы нелюдской сущности: ГС не возражает против малых форм вампиризма, но развитию и дальнейшему осознанию препятствует усиленно, воздействуя жесткой фразой «Я есмь вампир». Неокрепшая сущность, не порвавшая связей с социумом настолько, чтобы не иметь чувства вины за свои действия, начинает страдать: «Да, я вампир, я проклят, я невинные души пью...», забывая и не видя, что не только пьет, но и отдает взамен. Нелюдь, хоть немножко проснувшийся, всегда отдает что-то взамен. Он инстинктивно соблюдает баланс. Но ГС настаивает на своем: «Проклят-проклят-проклят, и точка!.. Ты хищник, алчный и коварный!». И если у сущности нелюдя не хватает сил, он так и остается – вампиром, мучимым совестью и разрывом с социумом. Хотя вампиризм лишь часть способностей, лишь доля дара, помогающая выжить. Вампиризм – оружие, требующее искусного мастерства для мастерского владения. Но наличие этого оружия в боевом арсенале вовсе не означает, что в арсенале этом ничего больше нет. Напротив, там чего только нет. Не своди свое знакомство с собой к одному вампиризму. А если начала мучить совесть, то, значит, пора осваивать иные виды боя, иные способы движения, и – шлифовать уже приобретенные навыки. .

P.S. Одному змеевидному: ну ланно, ты почти прав был. Только не так все однозначно, amigo. .

Рекомендуем